О сестрорецких святых

ИоаннЛесковИоанн Степанович Лесков родился в 1872 году в Рязанской губернии, в благочестивой семье. Его отец, как гласит семейное предание, происходил из обедневшего мелкопоместного дворянского рода и впоследствии, овдовев, ушел в монастырь. В детские годы Иван жил и воспитывался в Рязани, у тетки, но позже оказался в столице, и его жизнь неразрывно связана с городом на Неве. Здесь он окончил С.-Петербургскую Духовную семинарию и с 23 сентября 1895 года, по распоряжению митрополита С.-Петербургского и Ладожского Антония, стал служить псаломщиком в церкви равноап. Марии Магдалины при Александро-Мариинском училище слепых, располагавшемся, в доме 22 по 10-ой Роте. Училище это готовило мастериц и учительниц рукоделия, сюда принимали девочек из столичных приютов.

В 1897 г. Иоанна переводят служить псаломщиком в Николо-Богоявленский Морской собор, который вскоре (в 1900 г.) Высочайшим указом был передан из Епархиального в Морское ведомство. Причт храма с этого времени стал подчиняться ведомству протопресвитера Военного и Морского духовенства. Тогда же юноша знакомится с дочерью благочестивого пастыря о. Алексия Иванова, прослужившего к этому времени во священном сане около тридцати лет и являвшегося настоятелем в старинном Георгиевском храме села Осьмино Гдовского уезда С.-Петербургской губернии. С братом Анны (будущей супруги) Иоанн учился вместе в семинарии. Как правило, по традиции будущие священнослужители брали в жены благочестивых девиц из своего сословия. Так случилось и здесь: Иоанн и Анна обвенчались. Матушка к этому времени закончила Епархиальное Исидоровское училище для девиц духовного звания, прекрасно играла на рояле и посвятила себя после замужества дому. В 1899 году в семье Лесковых произошло радостное событие: появился первенец - Николай, через три года родился второй сын - Александр.

29 января 1902 года Иоанн Лесков был назначен на вакансию штатного диакона в церковь Благовещения Пресвятой Богородицы лейб-гвардии Конного полка, одного из самых старинных и почетных в Императорской гвардии. февраля того же года он был рукоположен Преосвященным Стефаном, епископом Сумским, викарием Харьковской епархии - во диакона. Одновременно, с 11 марта, распоряжением протопресвитера диакон Иоанн Лесков был назначен преподавать Закон Божий в учебную команду лейб-гвардии Павловского полка2. (за успешное преподавание он был награжден благословением Св. Синода). Служба в лейб-гвардии Конном полку была почетной, гвардия была оплотом престола, здесь служили офицеры лучших фамилий России, и многие из них были близки ко Двору.

Насколько близок был отец Иоанн к Царскому Двору, мы не знаем, однако известно, что ему иногда подносили цветы от Царственных особ. Отец Иоанн был красив, высок ростом, «скромен и немного замкнут», при этом имел прекрасный голос, благодаря чему ему в дни церковных праздников доводилось петь в Зимнем дворце. Несколько раз его приглашали в Мариинский театр - петь на профессиональной сцене, однако он остался верным избранному пути, продолжая служить Господу. 6 мая 1908 года за усердную службу о. Иоанн был награжден грамотой Св. Синода. Затем следуют и другие награды: в августе 1912 г. - светло-бронзовая медаль на Владимирской ленте в память столетия Отечественной войны 1812 года, в феврале 1913 года - светло-бронзовая медаль в память 300-летия Дома Романовых. В июле 1913 г. он получил право на ношение светло-бронзовой медали на Андреевской ленте в память 200-летия Полтавской победы. Немало времени о. Иоанну необходимо было уделять семье, - кроме двух сыновей у Лесковых росла дочь Вера (род. в 1905 г.). Забота о семье сочеталась с постоянным пребыванием в храме: о. Иоанн любил службу и церковное пение.

После 11-ти лет диаконского служения он становится священником. 18 августа 1913 года по благословению митрополита С.-Петербургского и Ладожского Владимира (Богоявленского) его викарием, епископом Нарвским Никандром о. Иоанн был рукоположен в сан иерея и назначен к Свеаборгскому крепостному собору в Финляндии. Тогда же пастырь выбыл из полка и отправился к новому месту службы, куда прибыл 16 сентября 1913 года. Свеаборгская крепость в Гельсингфорсе, столице тогдашнего Великого Княжества Финляндского, была в то время главной военно-морской базой на Балтике, здесь же располагалось управление Балтийского флота. Военные корабли стояли в самом городе, в Северной и Южной гаванях, крепостные гарнизоны располагались во многих приморских финляндских городах, - от Аландских островов до Выборга. Пастырское служение здесь было особым и заключалось в окормлении гарнизона крепости, а также офицеров и матросов военных судов. При этом следовало учитывать то что стоявшие здесь войска находилась на окраине Империи, населенной преимущественно инославными. Крепость располагалась на нескольких скалистых островах, лежавших в Финском заливе, приспособленных для обороны. Среди крепостных стен на главном острове, в центре Свеаборга возвышался величественный Александро-Невский крепостной собор, куда гарнизон и моряки собирались на богослужение. Перед собором располагался обширный плац, служивший для военных парадов и учений. Неподалеку - казармы, где жил гарнизон и моряки. Именно здесь о. Иоанну и предстояло служить.

Меньше чем через год после приезда о. Иоанна в Финляндию, летом 1914 г. началась Первая Мировая война. Мирная жизнь прервалась. Свеаборг в условиях войны превратился в главную базу флота на Балтике, откуда на боевое дежурство уходили корабли, и куда они возвращались после боев. Фронта на море не было, но близость войны чувствовали все. Отцу Иоанну приходилось нести пастырское служение как военному священнику: напутствовать уходивших в море воинов, которые каждый раз могли не вернуться из боя, жертвуя своей жизнью за Отечество и за Царя. За отличную и усердную службу в военное время 23 мая 1915 года он был награжден скуфьей, а затем, через месяц, - камилавкой. 16 февраля 1916 г. - приказом командующего Балтийского флота адмирала А. И. Непенина пастырь был представлен к ордену св. Анны III степени также «за труды, понесенные во время военных действий». Позже, в годы гонений, эти награды были утрачены, но, по счастью, в семье Лесковых сохранилась походная икона свт. Николая, принадлежавшая отцу Иоанну.

Февраль 1917 г. вылился в кровавую бойню в Гельсингфорсе, когда в течение двух дней в Свеаборге восставшими красными матросами было убито более 80-ти офицеров Императорского Российского флота, среди них - командующий Флотом, адмирал А. И. Непенин, офицеры штаба и гарнизона, офицеры стоявших в гавани кораблей. За две ночи Русский Балтийский флот перестал существовать, а война была безнадежно проиграна. Свеаборг, оплот «красного флота», стал тюрьмой для высланных из Петрограда контрреволюционеров и монархистов, среди которых оказалось несколько лиц, близких к Царской Семье или считавшихся общественным мнением таковыми. Среди них были фрейлина и близкая подруга Императрицы Александры Феодоровны А. А. Танеева (Вырубова), доктор П. А. Бадмаев и другие. Известно, что о. Иоанну Лескову однажды пришлось исповедовать фрейлину Анну Вырубову. Вероятнее всего, это произошло именно в Свеаборге летом-осенью 1917 года, где та пребывала в заключении. Несносные условия содержания узников были постепенно смягчены и им дозволялось даже иногда посещать богослужение. в Свеаборгском храме, что служило ей немалым духовным утешением в заточении.

После революции 1917 года о. Иоанн Лесков вернулся в Петроград, где был назначен настоятелем Свято-Троицкой Озерковской церкви Петроградского уезда. Здесь он служил в первые послереволюционные годы: 1918 и 1919. Время было тяжелое: война, революция, красный террор, начавшиеся гонения на Церковь. В июле 1920 г. он вернулся в Никольский собор, затем в 1920-1925 гг. служил в Петропавловском храме б. лейб-гвардии Уланского полка в Петергофе. В устроенном большевиками в это время обновленческом расколе отец Иоанн не был запятнан. Бывший полковой храм одного из наиболее почетных полков лейб-гвардии еще долгое время оставался местом, удерживавшим память о прежней, Великой России. Среди святынь в нем долгое время хранилось полотенце, вышитое Императрицей Александрой Феодоровной, бывшей шефом полка.

В 1925-1930 гг. о. Иоанн служил в селе Дятлицы, недалеко от Нового Петергофа. В 1930 году пастырь получил назначение в Петропавловский собор в Сестрорецке. Семья священника также перебралась в Сестрорецк, где поселилась в б. церковном доме по Малоленинградской улице, 10. Здесь же в 1930 г. они пережили произведенный властями обыск в их квартире. Постоянное перемещение пастыря с прихода на приход приносило много неудобств, но пока хранило от тюрьмы - по всему городу шли повальные аресты верующих и духовенства.

В 1934-1937 гг. в течение трех лет о. Иоанн настоятельствовал в Пантелеимоновской церкви поселка Тарховка. Последним местом его служения стала церковь св. Марии Магдалины на Малой Охте, снесенная в 70- годы ХХ столетия. В это время для того, чтобы не подвергать опасности семью, он жил один, занимая небольшую комнатку в квартире 6 дома по Малоохтинскому проспекту, 70.

В 1938 г. один донос, написанный сослуживцем, решил судьбу пастыря. Сослуживец этот дожил до глубокой старости и умер «в почете». Содержание двух страниц доноса, написанного мелким, каким-то дрожащим почерком, сводилось к тому, что «священник Лесков восхваляет монархический строй и проповедует это, говоря в своих проповедях». Донос датируется 1 марта 1938 года. В НКВД работали быстро: в ночь на 3 марта 1938 года, обыскав квартиру и конфисковав фотографии, письма и серебряный наперсный крест, отца Иоанна арестовали. Обвинение по тем временам было банальным: антисоветская деятельность и агитация, (ст. 58 п. 10 и 11). Один формальный допрос 5 марта 1938 года. Как вел себя на допросе пастырь, что чувствовал обреченный на смерть? Бог весть. Нам не дано этого знать, но известно, что тогда допросы отличались особой жестокостью, а протоколы - ложью. Мы знаем, что аресты и расстрелы в то время носили столь массовый характер, что это напоминало гонения на веру в первые века христианства. Многие протоколы допросов составлялись заранее. Они лишь подписывались арестованным, которого иногда избивали до такой степени, что он не понимал, как и кто водил его рукой по бумаге.

В протоколе допроса о. Иоанна упомянуты имена священников: Алексия Алексеевича Благовещенского, Владимира Константиновича Воскресенского, Севастиана Николаевича Воскресенского, учившегося вместе с о. Иоанном Лесковым в семинарии, и диакона Василия Николаевича Бушурковского. Имена эти чекисты, по всей вероятности, легко получили из конфискованной переписки арестованного.

Протоиерея Иоанна обвинили также в том, что он был связан со священниками Федором Александровичем Боголюбовым, уже расстрелянным 14 декабря 1937 г., и сестрорецким священником Николаем Ивановичем Наговским, расстрелянным 2 января 1938 года.

Больше на допрос о. Иоанна не вызывали. 8 марта было составлено и подписано обвинительное заключение, направленное на рассмотрение «Тройки». 11 марта было принято постановление о «высшей мере наказания». 12 марта 1938 года отец Иоанн был расстрелян.

Его матушка в то время работала в детском садике музыкальным работником. После расстрела мужа, о судьбе которого она так ничего и не знала, - вместе с дочерью Еленой, родившейся в 1919 году, она была сослана в Рыбинск, откуда смогла вернуться в город на Неве только после войны и то лишь благодаря хлопотам сына Николая Ивановича, к этому времени - участника войны, подполковника, - имевшего орден Великой Отечественной войны I степени. Через два года после его кончины в 1946 году мать и дочь вернулись в Ленинград. Матушка Анна скончалась здесь в 1956 году и была похоронена на Большеохтинском кладбище.

Второй сын о. Иоанна, - Александр - стал ботаником, доктором биологии, научным сотрудником Академии Наук. Он с семьей жил до войны в Петергофе. Известно, что перед войной он был очень болен, плохо видел и страдал болезнью глаз. Перед приходом немцев ему как видному ученому, предложили эвакуироваться. Не считая возможным оставить семью, он, захватив лишь некоторые домашние вещи, успел вместе с домочадцами уехать в Ленинград, где они поселись в доме Ботанического сада. Началась блокада города. Когда же семью вывезли из Ленинграда весной 1942 г., Александр Иванович, здоровье которого было подорвано голодом, скончался в 1942 году в Жихареве, на «Дороге жизни».

Дочь Вера в годы Великой Отечественной войны вышла замуж за морского офицера и впоследствии проживала в Швеции. Вторая дочь продолжала опекать уже больную матушку вплоть до ее кончины, и в 1958 году добилась реабилитации отца как «необоснованно осужденного.

Долгие годы трагическая судьба этих людей была предана забвению, сейчас же есть возможность вспомнить о них, назвать и покрыть молитвой их имена, а страдальцев за Христа - прославить. В этом бесконечном списке Новых мучеников, за Христа пострадавших, и имя протоиерея Иоанна Лескова, который приняв мученическую кончину за Христа , не отрекся от Бога, от веры, не снял священного сана и принял венец священномученика.

В воскресенье, 11 марта 2001 года, в канун убиения новомученика в храме Успения Божией Матери на Малой Охте, выстроенном на месте церкви св. Марии Магдалины, последнем месте служения о. Иоанна, впервые была отслужена панихида по убиенном протоиерее Иоанне Лескове. Настоятель храма прот. Виктор Ерошенко в этот день после литургии рассказал прихожанам о жизни пастыря. Внук убиенного протоиерея Иоанна Святослав Александрович Лесков, присутствовавший на панихиде, вместе уже со своим внуком Ванечкой Лесковым, торжественно передал наперсный крест своего расстрелянного деда новому настоятелю. Эта минута была так торжественна, что весь приход замер.