О сестрорецких святых

image9Николай Федорович Бардаков (Клементьев) родился в с. Лосево Нерехтского уезда Костромской губернии 06.10.1875 года. Он был младшим и единственным сыном в семье священника Федора Николаевича Бардакова и Ефрасии (Евпраксии) Петровны, у которых до него было трое дочерей.

Раннее детство Николай провел в Макарьевском уезде в селе Крутцы, куда в декабре 1875 г. был переведен его отец. Село стояло на речке Ширмакше, на торговом тракте из Пучежа в с. Ковернино, вблизи границы с Семеновским уездом Нижегородской губернии. Известно, что именно там были сосредоточены главные центры раскольнического движения, и, полагаем, попал в это место старший Бардаков не случайно. В такие районы консистория посылала «отличавшихся примерною жизнью, в слове и в учении влиятельных на духовенство и прихожан» священников, каковым, вероятно, и являлся отец будущего архиепископа.

Федор Николаевич родился ок. 1831 г., он был сыном священника и внуком диакона – вопрос о выборе жизненного пути перед ним не стоял. Вероятнее всего, он закончил Костромское духовное училище, совершенно точно – духовную семинарию, сразу по выходе из которой был рукоположен диаконом в Богородицкий храм села Федоровское Нерехтского уезда. Храм был старинный, 1720-го года, и тесно соседствовал с Троице-Сыпановым монастырем и храмами г. Нерехты, стоявшими в 4-5-ти верстах. Ближайшим к Богородицкому был храм Богородицкий же села Княгинино (в 3 в.), славящийся местной достопримечательностью – древней и глубоко почитаемой окружными жителями иконой Казанской Божией Матери.

Полагаем, что федоровский причт имел неплохое содержание, т.к. население прихода составляло более тысячи человек, которые занимались сельским хозяйством и довольно прибыльным фабричным промыслом. Добавим, что Нерехтский уезд был родиной известнейших в Костроме фабрикантов: Брюхановых, Клементьевых, Сидоровых и др., создавших, благодаря своим предприятиям, множество рабочих мест.

В Федоровском Федор Николаевич женился, получил опыт самостоятельного служения, попробовал силы на педагогическом поприще – он был наставником Федоровского училища, за усердные труды в котором получил благодарность епархиального начальства. Однако в 1869 г. Бардаковы – Федор Николаевич с женой и детьми, Юлией (1854–?), Марией (ок.1856–?), Анной (ок.1863–?) – переезжают в село Лосево, где только что освятили новый каменный храм. На открывшуюся священническую вакансию был назначен о. Феодор, рукоположенный в том же году в священника.

Нерехтский уезд был достаточно плотно заселен, люди здесь жили не бедно, это сказывалось и на количестве храмов, по числу которых уезд лидировал в губернии. Именно поэтому приходы по количеству прихожан были невелики (не считая, конечно, больших фабричных сел), и состояли, как правило, из 600–800 человек. Но даже при этом Богородицкий приход – новый храм был освящен в честь иконы Феодоровской Божией Матери – поражал малочисленностью населения. В 1870 г. он состоял всего из одного села – Лосева, в котором на 25 дворах проживало 117 крестьянских душ. Это имело существенные минусы – малодоходность, имело и плюсы – не было изнурительных многоверстовых поездок по селениям с требами. Помимо священнических обязанностей о. Феодор работал Законоучителем и учителем-предметником в Лосевской земской школы, что приносило семье дополнительный доход. С рождением четвертого ребенка Федор Николаевич получил и новое назначение – в Троицкий храм с. Крутцы, где, как писалось выше, и провел первые годы жизни Николай Федорович Бардаков.

Крутцовская церковь состояла из двух храмов – деревянного Троицкого (пстр. 1791 г.), однопрестольного, и каменного с двумя престолами –Казанским и Николая Чудотворца (пстр. 1823 г.). В названии одного из престолов запечатлена главная святыня нижегородско-костромских старообрядцев – икона Казанской Божией Матери, что говорило о недавнем прошлом этого края. Впрочем «прошлое» активно соседствовало с «настоящим» – Троицкий и ближайшие к нему Воскресенский (с. Ширмакша) и Казанский (с. Соличное) приходы были сплошь заражены расколом. Если в начале ХХ в. в каждом из них проживало «значительное число раскольников-беспоповцев» (спасовцы: «нетовцы»), нетрудно представить, сколько их было во времена служения в Крутцах о. Феодора. И это понятно, рядом шли Керженецко-Рымовские леса – главный оплот «древлего русского благочестия» с пустынями, скитами, обителями, в которых в конце XYIII в. проживало около (или более) 8000 иноков и стариц. В ревизских сказках по Макарьевскому уезду (1811, 1816) можно найти названия некоторых скитов: Высоковский, Шляпинский, Бурашинский, Петровский, Татарка, Огибновский, прочесть имена насельников и насельниц. И это только видимая часть «невидимого града» спасавшихся по старой вере… Потому-то консистория и была так внимательна к тем, кого назначала в приходы, «зараженные расколом»: от нравственного образа священника, неколебимости его убеждений, от силы пастырского слова зависели мир и спокойствие в этом «опальном районе». Почти пять лет о. Феодор служил в Крутцах, в 1879 г. был перемещен в село Семеновское Костромского уезда, где служил уже до самой кончины. Среди его немногих наград: набедренник, который он получил «за ревностное служение и доброе поведение», об особом авторитете о. Федора в церковной среде говорит то, что в 1889 г. он был назначен духовником 6-го Костромского благочиннического округа.

Между тем, дети его подросли и к 1880-му г. Юлия была уже замужем (имя мужа не установлено), в 1882 г. покинули родительский дом Мария и Анна – обе венчались в один год в Николаевском храме села Семеновское. Мария вышла замуж за рядового «4-го Гренадерскаго Несвижскаго полка» Никанора Егоровича Переплетчикова и уехала по месту жительства мужа, в село Красное. Там родились их дети – Александр, Вера и Ольга Переплетчиковы. Анна стала женой Дмитрия Ивановича Смирнова, фельдшера, практиковавшего в том же Красном. После свадьбы, в селе они прожили недолго, так как с 1882 г. в метрических книгах Богоявленского храма записей ни о них, ни об их детях не обнаружено. Через два года отец отвез в Кострому девятилетнего Николая – подошла пора отдавать сына в ученье. В августе 1884 г. Николай поступил в Костромское духовное училище, в котором обучался до 1889 года. В документах фонда Костромской духовной семинарии сохранилось прошение, адресованное Николаем Бардаковым архимандриту Сергию, ректору семинарии: «Покорнейшее прошение. По окончании курса в Костромском духовном училище, осмеливаюсь утруждать Вас, Ваше Высокопреподобие, моею всепокорнейшею просьбою о зачислении меня в число воспитанников Костромской духовной семинарии перваго класса. 1889 года месяца Августа 7-го дня. Кончивший курс Костромского духовного училища воспитанник Николай БАРДУКОВ [так в документе: автограф]».

Каких был способностей юный проситель, свидетельствует другой документ, представленный в семинарию училищным начальством:

«СВИДЕТЕЛЬСТВО

Воспитанник Костромскаго Духовнаго Училища Николай Бардаков, сын Костромской губернии и уезда села Семеновскаго Николаевской церкви Священника Феодора Бардакова, родившийся в шестый день месяца Октября тысяча восемьсот семьдесят пятаго года, поступил в месяце Августе 1884 года в приготовительный класс Костромскаго Духовнаго Училища и при поведении ОТЛИЧНОМ оказал успехи:

  • по Священной истории очень хорошие /4/
  • – Катихизису очень хорошие /4/
  • – Изъяснению Богослужения с церковным уставом очень хорошие /4/
  • по Русскому с Церковнославянским очень хорошие /4/
  • – Греческому отличные /5/
  • – Латинскому очень хорошие /4/
  • по арифметике очень хорошие /4/
  • – Географии очень хорошие /4/
  • – Чистописанию очень хорошие /4/
  • – Церковному пению отличные /5/

По окончании полного курса в Духовном Училище Николай Бардаков причислен Училищным Правлением к первому разряду училищных воспитанников с преимуществами … и удостаивается …. перевода в первый класс Духовной Семинарии без особаго поверочнаго испытания … Кострома 1889 года месяца июля 7-го дня».

С 1899 г. по 1895 г. Николай обучался в костромской семинарии, но документов об этом периоде его жизни крайне мало. Практически, нет журналов с отметками, не сохранился выпускной Аттестат, только в клировых ведомостях церкви, где служил отец, каждый год повторялась запись: «обучается в Костромской духовной семинарии; поведения – очень хорошаго». Думается, последние в семинарские годы ему пришлось нелегко: 14 января 1893 г. умер отец, которому Николай был обязан первоначальным воспитанием и горячо любил. Тяжело стало и материально. Мать, Ефрасия Петровна, чтобы поддержать сына, в 1893–1895 г. работала при церкви просфоропекой, что приносило добавку к нещедрой вдовьей пенсии. Возможно, благодаря и этой поддержке, Николай Федорович смог успешно закончить семинарию и продолжить учебу в Санкт-Петербургской духовной академии.

При поступлении в академию Николай Федорович сменил родовую фамилию на новую – в костромских документах впервые этот факт был зафиксирован в клировых ведомостях Никольского храма (1897 г.), где, в частности сказано: «сын вдовой священнической жены Ефрасии Петровой Бардаковой – Николай Феодоров КЛЕМЕНТЬЕВ, обучается в С.–Петербургской Духовной Академии, поведения отлично-хорошаго».

В том же 1897 г. Кострома праздновала 150-летний юбилей старейшего костромского учебного заведения – духовной семинарии, среди воспитанников которой были не только выдающиеся церковные деятели, но врачи, писатели, ученые, военачальники. Среди поздравительных адресов и писем, стекавшихся в Кострому в юбилейные дни, есть одно, которое мы приведем полностью: «Костромичи, студенты С.-Петербургской дух. академии, учащим и учащимся родной семинарии шлют сердечный привет и пожелание энергии и успеха в общем деле воспитания честных и дружных тружеников на ниве христианскаго просвещения. Альбов, Борис Груздев, Владимир Груздев, Богоявленский, священник Воскресенский, КЛЕМЕНТЬЕВ, Вертоградский, Кротков, Соколов»..

Главные вехи биографии АРХИЕПИСКОПА ВЕЛИКО-УСТЮЖСКИЙ НИКОЛАЯ – (в миру – Николай Фёдорович Клементьев)

1899 г. – окончил Санкт-Петербургскую духовную академию со степенью кандидата богословия.

С 1899 г. – преподаватель логики Александро-Невского духовного училища.

С 1900 г. – преподаватель латинского языка Александро-Невского дух/уч-ща.

С 07.05.1904 г. – священник Георгиевской церкви на Большеохтенском кладбище в СПб.

С 05.09.1904 г. – законоучитель Охтенского детского приюта в СПб.

С 07.12.1908 г. – священник Свято-Духовской ц. на Большой Охте в СПб.

С 22.03.1919 г. – настоятель этой церкви.

С 07.04.1919 г. – протоиерей.

1920-1922 г. – благочинный 10-го благочиния Петроградских церквей.

В 1922 г. – арестован по делу о сопротивлении изъятию церковных ценностей («дело митрополита Вениамина») и осуждён к трём годам тюремного заключения со строгой изоляцией. Через 9 месяцев освобожден.

Был женат, овдовел (до 1924 г.).

1924 г. – пострижен в монашество (в монашестве – Николай).

С 23.06.1924 г. – епископ Сестрорецкий, викарий Ленинградской епархии. Хиротонию возглавлял Патриарх Тихон.

Выступал против обновленческого движения.

18.12.1925 г. – арестован «за объезд церквей приходских и служения в них» и сослан на три года в Восточную Сибирь. Ссылку отбывал в Иркутской губернии.

В 1929-1931 г. – жил в Твери, получил право вернуться в Ленинград в 1931 году. Спустя два года был вынужден снова покинуть город.

С 22.03.1933 г. – епископ Никольский и управляющий Великоустюжской епархией.

С 09.07.1934 г. – архиепископ Великоустюжский.

07.12.1935 г. – арестован и обвинён в том, что «организовал вокруг себя наиболее реакционную и а-с (антисоветскую) настроенную часть духовенства, с которыми под предлогом заседания епархиального совета и разных празднеств устраивает сборища, обсуждая на них вопросы противодействия мероприятиям сов. Власти». 3 сентября 1936 года на заседании тройки при НКВД СССР был приговорён к ссылке в Казахстан на 5 лет. Ссылку отбывал в селе Ванновка Тюлькубасского района Южно-Казахстанской области.

23.12.1937 г. – арестован местным райотделом НКВД, обвинён в антисоветской деятельности, виновным себя не признал. Тройкой УНКВД по Южно-Казахстанской области 30 декабря 1937 года был приговорён к расстрелу и расстрелян на следующий день.

Священномученик архиепископ Николай (Клементьев) канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 13-16 августа 2000г.

Дни памяти : Собор новомучеников и исповедников Российских

1. Первое воскресение, начиная с 25.01/07.02

2. День мученической кончины 18 декабря (ст.стиль) 31 декабря (новый стиль)